timsa.ru

Моя записная книжка. Комментарии отключены из-за спама. Для связи используйте страничку для связи

Посмотреть

Всё в переводе Гоблина:
Bad teacher
Война против всех
Несносные боссы
Диктатор

 2   15 дн   кино

Рекламный шаблон

{1} — годная, кошерная {2}, с закруглёнными уголками и для успешных людей, а {3} {2} обычная, ординарная, ширпотреб, низкий класс и для нищебродов.

 3   15 дн   реклама

Книги, которые пропустил

Нейромант. Уильям Гибсон
Плененная Вселенная. Гарри Гаррисон
Основание. Айзек Азимов
Конец детства. Артур Кларк
Евгений Гуляковский. Планета для контакта.
Деймон Найт. Двое лишних.

АБС:
Хищные вещи века
Попытка к бегству
Град обреченный

 4   18 дн   книги

Финансовая система СССР

Ре­во­лю­ция в эко­но­ми­ке

По­нят­но, что в эко­но­ми­ке такой сла­бо­раз­ви­той страны обо­ра­чи­ва­лось крайне незна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство денег. Гибель го­су­дар­ства ка­за­лась неиз­беж­ной. Рывок в эко­но­ми­ке на­чал­ся в 1929 году. Во время первой со­вет­ской пя­ти­лет­ки, с 1929 по 1933 г.г., было по­стро­е­но около 1500 круп­ных про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий и со­зда­ны целые от­рас­ли, ранее не су­ще­ство­вав­шие: стан­ко­стро­и­тель­ная, авиа­ци­он­ная, хи­ми­че­ская, про­из­вод­ство фер­ро­спла­вов, трак­то­ро­стро­е­ние, ав­то­мо­би­ле­стро­е­ние и другие.
Был создан второй про­мыш­лен­ный центр за Уралом (первый — в ев­ро­пей­ской части страны), об­сто­я­тель­ство, в ко­неч­ном счете ре­шив­шее исход Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войны. Мас­штаб­ные пре­об­ра­зо­ва­ния тре­бо­ва­ли ко­лос­саль­ных ин­ве­сти­ций. Но денег на ин­ве­сти­ции не было.
В первый год пя­ти­лет­ки про­мыш­лен­ное раз­ви­тие было про­фи­нан­си­ро­ва­но всего на 36%. Во второй год — на 18%. А к концу пя­ти­лет­ки фи­нан­си­ро­ва­ние упало до нуля. К 1937 году общее про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство воз­рос­ло по срав­не­нию с 1928 г. почти в 4 раза. По­лу­чи­лась па­ра­док­саль­ная вещь: ин­ве­сти­ции со­кра­ти­лись до нуля, а про­из­вод­ство вы­рос­ло в несколь­ко раз. До­бить­ся этого уда­лось при помощи спо­со­ба, ко­то­рый в ис­то­рии эко­но­ми­ки еще не при­ме­нял­ся: де­неж­ная масса была раз­де­ле­на на на­лич­ную и без­на­лич­ную части.

Вообще-то, деньги не бывают на­лич­ны­ми и без­на­лич­ны­ми. На­лич­ной или без­на­лич­ной бывает форма рас­че­тов либо форма сбе­ре­же­ний. Раз­дво­е­ние денег в со­вет­ской эко­но­ми­ке на вза­им­но некон­вер­ти­ру­е­мые части озна­ча­ло фак­ти­че­ское уни­что­же­ние денег как все­об­ще­го эк­ви­ва­лен­та. Без­на­лич­ные деньги в такой си­сте­ме служат глав­ным об­ра­зом сред­ством учета. По су­ще­ству, это не деньги, а счет­ные еди­ни­цы, с по­мо­щью ко­то­рых про­ис­хо­дит рас­пре­де­ле­ние ма­те­ри­аль­ных фондов. На это ука­зы­ва­ли давно и многие. На­лич­ные деньги в со­вет­ской эко­но­ми­че­ской си­сте­ме, так же как и без­на­лич­ные, ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к ре­аль­ным, обес­пе­чен­ным то­вар­ной массой день­гам не имели и слу­жи­ли сред­ством рас­пре­де­ле­ния ма­те­ри­аль­ных благ вне за­ви­си­мо­сти от ре­аль­ной про­из­во­ди­тель­но­сти труда.
В ре­зуль­та­те транс­фор­ма­ции де­неж­ной си­сте­мы со­вет­ская эко­но­ми­ка пе­ре­ста­ла быть за­ви­си­мой от по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. В ры­ноч­ной эко­но­ми­ке все на­коп­ле­ния и, со­от­вет­ствен­но, ин­ве­сти­ции со­зда­ют­ся из при­бы­ли от ре­а­ли­за­ции по­тре­би­тель­ских то­ва­ров и пе­ре­рас­пре­де­ле­ния по вер­ти­ка­ли, и мас­штаб эко­но­ми­ки рас­ши­ря­ет­ся по мере рас­ши­ре­ния по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. В эко­но­ми­ке со­вет­ско­го типа, на­о­бо­рот, именно по­тре­би­тель­ский сектор на­хо­дит­ся в под­чи­нен­ном по­ло­же­нии, т. е. на­чи­ная с 1929 г. со­вет­ская эко­но­ми­ка стала раз­ви­вать­ся спо­со­бом, прямо про­ти­во­по­лож­ным ры­ноч­но­му. В первую оче­редь стояла задача со­зда­ния обо­рон­но­го ком­плек­са, затем ма­ши­но­стро­е­ния, ме­ха­ни­за­ции сель­ско­го хо­зяй­ства, со­зда­ния жи­лищ­но­го хо­зяй­ства, элек­три­фи­ка­ции и т. д. И только во вторую оче­редь про­из­вод­ство по­тре­би­тель­ских то­ва­ров.

Ге­ни­аль­ное ре­ше­ние

С тех пор так и пошло. В 1940 г. в СССР 39% всей про­мыш­лен­ной про­дук­ции со­став­ля­ли пред­ме­ты по­треб­ле­ния. В 1980 г. ее удель­ный вес со­став­лял 26,2%. В 1986 г. она со­став­ля­ла 24,7%. По­тре­би­тель­ский сектор в СССР за­ни­мал не только крайне незна­чи­тель­ное место, но и был нераз­вит чисто фи­зи­че­ски. Это озна­ча­ет эле­мен­тар­ную нехват­ку со­от­вет­ству­ю­щих про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей: только около 13% всех про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей Со­вет­ско­го Союза было занято вы­пус­ком по­тре­би­тель­ской про­дук­ции.
Мы знаем, что в общем случае масса денег в эко­но­ми­ке равна массе всех ре­а­ли­зо­ван­ных то­ва­ров, вы­ра­жен­ной в ценах. Иными сло­ва­ми, все за­ви­сит от мас­шта­бов раз­ви­тия по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра, т. к. все из­держ­ки встро­е­ны в цену ко­неч­но­го по­тре­би­тель­ско­го про­дук­та. После 1929 г. от­ста­лая со­вет­ская эко­но­ми­ка со­вер­ши­ла рывок, и над по­тре­би­тель­ским сек­то­ром на­вис­ла не свя­зан­ная с ним масса про­из­водств и ин­фра­струк­ту­ры, про­стое фи­нан­со­вое об­слу­жи­ва­ние ко­то­рых тре­бо­ва­ло де­неж­ной массы, мно­го­крат­но пре­вы­ша­ю­щую ту, что со­от­вет­ство­ва­ла име­ю­щей­ся то­вар­ной массе.
Ре­ше­ние раз­де­лить де­неж­ную массу на две неза­ви­си­мые сферы — на­лич­ную и без­на­лич­ную — было, бес­спор­но, ге­ни­аль­ным. Оно поз­во­ли­ло стране в крат­чай­шие сроки пройти путь, ко­то­рый при нор­маль­ном раз­ви­тии про­цес­сов занял бы несколь­ко сто­ле­тий (в лучшем случае). Такое ре­ше­ние тео­ре­ти­че­ски аб­со­лют­но нераз­ре­ши­мых про­блем было един­ствен­но воз­мож­ным в тех кон­крет­но-ис­то­ри­че­ских усло­ви­ях, с теми про­из­вод­ствен­ны­ми ре­сур­са­ми, ко­то­рые име­лись в на­ли­чии, и при том уровне тех­ни­че­ско­го раз­ви­тия.
Это ре­ше­ние было най­де­но не сразу, а эм­пи­ри­че­ски, опыт­ным путем. Со­здан­ная в СССР фи­нан­со­вая си­сте­ма не имела ана­ло­гов в ис­то­рии. Она всту­па­ла в такой ра­зи­тель­ный кон­траст со всем опытом, на­коп­лен­ным эко­но­ми­че­ской наукой к тому вре­ме­ни, что по­тре­бо­ва­лось целое идео­ло­ги­че­ское, а не на­уч­ное обос­но­ва­ние ее внед­ре­ния. В ре­зуль­та­те прин­ци­пы работы со­вет­ской фи­нан­со­вой си­сте­мы были так за­ка­му­фли­ро­ва­ны идео­ло­ги­че­ски­ми по­стро­е­ни­я­ми, что они толком не осмыс­ле­ны до сих пор. Рывок в эко­но­ми­ке привел к пол­но­му из­ме­не­нию ее струк­ту­ры и со­зда­нию со­от­вет­ству­ю­щей фи­нан­со­вой си­сте­мы. Он задал такое на­прав­ле­ние раз­ви­тия, при ко­то­ром не эко­но­ми­ка раз­ви­ва­ет­ся в со­от­вет­ствии с ростом лич­но­го по­треб­ле­ния, а на­о­бо­рот, по­треб­ле­ние растет вслед за воз­рас­та­ни­ем воз­мож­но­стей эко­но­ми­ки.
Эко­но­ми­ка, струк­ту­ри­ро­ван­ная по­доб­ным об­ра­зом, тре­бу­ет для обес­пе­че­ния своего нор­маль­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и спе­ци­фи­че­ской фи­нан­со­вой си­сте­мы. Ее суть в сле­ду­ю­щем. Деньги раз­де­ля­ют­ся на на­лич­ную и без­на­лич­ную сферы. На­лич­ная об­слу­жи­ва­ет по­ку­па­тель­ную спо­соб­ность на­се­ле­ния. Без­на­лич­ные «деньги» — это по су­ще­ству не деньги, а счет­ные еди­ни­цы, при помощи ко­то­рых в пла­но­вом по­ряд­ке про­из­во­дит­ся рас­пре­де­ле­ние ма­те­ри­аль­ных фондов.

Наши пре­иму­ще­ства

В период «пе­ре­строй­ки» такое эко­но­ми­че­ское устрой­ство стало объ­ек­том шкваль­ной кри­ти­ки со сто­ро­ны «ре­фор­ма­то­ров». Однако се­рьез­но­го ана­ли­за «ре­фор­ма­то­ры» так и не пред­ста­ви­ли. В ка­че­стве ар­гу­мен­тов они ис­поль­зо­ва­ли в ос­нов­ном эмоции, а за истину вы­да­ва­ли факт кри­тич­но­сти. Пред­ло­жить что-то ре­аль­ное они так и не смогли ни тогда, ни потом. Более того, неко­то­рые из них — такие, как на­при­мер ака­де­мик Пет­ра­ков, сейчас пе­ре­шли на прямо про­ти­во­по­лож­ные по­зи­ции.
Физик, ака­де­мик Юрий Каган с едкой на­смеш­кой над «идео­ло­га­ми реформ» вспо­ми­на­ет: «В со­вет­ские вре­ме­на в Кур­ча­тов­ском ин­сти­ту­те я ру­ко­во­дил се­ми­на­ром, где вы­сту­па­ли все ве­ду­щие эко­но­ми­сты, не имев­шие тогда ши­ро­кой три­бу­ны, — Ша­та­лин, Аган­бе­гян, За­слав­ская, Пет­ра­ков, Шмелев, Абал­кин. Они до­ка­зы­ва­ли, что со­вет­ская эко­но­ми­ка ведет в про­пасть. Я спра­ши­вал у них: у вас есть идея, как пе­рей­ти от того, что не нужно, к тому, что нужно? Они от­ве­ча­ли: мы не вос­тре­бо­ва­ны, вот когда нас вос­тре­бу­ют, мы за месяц на­пи­шем нужную про­грам­му. Ну и что из этого вышло?»
На самом деле эко­но­ми­че­ская си­сте­ма, вы­стро­ен­ная в СССР, имела кроме всем из­вест­ных недо­стат­ков и весьма зна­чи­тель­ные пре­иму­ще­ства от­но­си­тель­но эко­но­ми­ки за­пад­ной (ры­ноч­ной). Пре­иму­ще­ства эти за­клю­ча­ют­ся в сле­ду­ю­щем:

  1. Пе­ре­ход на раз­дво­ен­ную фи­нан­со­вую си­сте­му поз­во­лил осво­бо­дить эту эко­но­ми­ку из-под огра­ни­чи­ва­ю­ще­го воз­дей­ствия пла­те­же­спо­соб­но­го спроса на­се­ле­ния, и она по­лу­чи­ла воз­мож­ность раз­ви­вать­ся вне за­ви­си­мо­сти от него. В за­пад­ной (ры­ноч­ной) эко­но­ми­ке такое невоз­мож­но. Там все за­ви­сит от пла­те­же­спо­соб­но­го спроса: он растет — эко­но­ми­ка идет в рост, со­кра­ща­ет­ся — в эко­но­ми­ке спад;
  2. Функ­ци­о­ни­ро­ва­ние на основе без­на­лич­ных денег (точнее, счет­ных единиц) ис­клю­чи­ло си­ту­а­цию, при ко­то­рой раз­ви­тие может быть за­тор­мо­же­но из-за нехват­ки фи­нан­со­вых средств. Здесь все опре­де­ля­ет­ся чисто тех­ни­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми. А такая вещь, как непла­те­жи или вза­и­мо­за­дол­жен­ность, здесь просто не может воз­ник­нуть, со­от­вет­ствен­но не может воз­ник­нуть и па­ра­ли­ча эко­но­ми­ки по этой при­чине;
  3. Ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра эко­но­ми­ки, ис­клю­ча­ю­щая кон­ку­рен­цию, поз­во­ли­ла ей, с одной сто­ро­ны, выйти на ин­ду­стри­аль­ный уро­вень раз­ви­тия, с другой — из­бе­жать чу­до­вищ­ной энерго-, ре­сур­со- и тру­до­ем­ко­сти за­пад­ной (ры­ноч­ной) эко­но­ми­ки. В про­тив­ном случае ин­ду­стри­аль­ной стра­ной СССР не стал бы ни­ко­гда: он просто не смог бы пре­одо­леть барьер энерго- и ре­сур­со­ем­ко­сти;
  4. Цен­тра­ли­зо­ван­ная си­сте­ма управ­ле­ния эко­но­ми­кой поз­во­ли­ла кон­цен­три­ро­вать все усилия, ре­сур­сы и сред­ства на из­бран­ных на­прав­ле­ни­ях, причем делать это опе­ра­тив­но, не до­жи­да­ясь, пока это про­изой­дет в ре­зуль­та­те пе­ре­то­ка средств вслед­ствие из­ме­не­ния ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­ры, спроса и т. д.

По су­ще­ству, в СССР был раз­ра­бо­тан метод со­зда­ния эко­но­ми­ки, раз­ви­той больше, чем поз­во­ля­ет пла­те­же­спо­соб­ный спрос на­се­ле­ния. Этот ценный опыт от­кры­ва­ет перед эко­но­ми­кой не только СНГ, но и других стран новые пер­спек­ти­вы и еще ждет своего изу­че­ния и осмыс­ле­ния.

Объ­ек­тив­ная оценка

Фак­ти­че­ски, в СССР был создан новый тип эко­но­ми­че­ской си­сте­мы, нуж­да­ю­щий­ся в особых спо­со­бах управ­ле­ния и особых спо­со­бах ре­фор­ми­ро­ва­ния. Тот факт, что это — прин­ци­пи­аль­но новая, небы­ва­лая в ис­то­рии и при этом весьма пер­спек­тив­ная эко­но­ми­че­ская си­сте­ма, не был во­вре­мя осмыс­лен ни ру­ко­во­ди­те­ля­ми го­су­дар­ства, ни тем более «ре­фор­ма­то­ра­ми». Наши «ре­фор­ма­то­ры», кри­ти­куя со­вет­скую эко­но­ми­че­скую си­сте­му, всего лишь по­вто­ря­ли и до сих пор тупо по­вто­ря­ют тезисы, под­бро­шен­ные им из-за рубежа. Но ведь сколь­ко вре­ме­ни прошло, пора бы уж было и понять, что к чему. В рамках «хо­лод­ной войны», есте­ствен­но, велась и пси­хо­ло­ги­че­ская война. Она вклю­ча­ла в себя атаку на мыш­ле­ние ин­тел­лек­ту­а­лов, пи­са­те­лей, пуб­ли­ци­стов, ученых, не в по­след­нюю оче­редь эко­но­ми­стов. Вну­ша­лось при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Ваша эко­но­ми­ка ни на что не го­дит­ся, уни­чтожь­те ее, де­лай­те как мы». И уни­что­жи­ли. Сейчас сидят на об­лом­ках страны и до сих пор ничего понять не могут. В дей­стви­тель­но­сти же се­рьез­ные за­пад­ные ис­сле­до­ва­те­ли, сво­бод­ные от идео­ло­ги­че­ских пред­рас­суд­ков, всегда ис­клю­чи­тель­но высоко оце­ни­ва­ли и оце­ни­ва­ют до­сти­же­ния со­вет­ской эко­но­ми­че­ской си­сте­мы.
Так, ан­глий­ский журнал «Эко­но­мист» пишет: «Во­пре­ки широко рас­про­стра­нен­ным за­яв­ле­ни­ям, ис­то­ри­че­ское раз­ви­тие со­вет­ской эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся одним из ве­ли­чай­ших успе­хов, до­стиг­ну­тых в два­дца­том сто­ле­тии. СССР ока­зал­ся одной из двух стран мира, стре­ми­тель­но про­рвав­ших­ся в группу раз­ви­тых в про­мыш­лен­ном от­но­ше­нии: вторая страна — Япония. Среди круп­ней­ших стран мира только Япония пре­вы­си­ла уро­вень дохода ВВП на душу на­се­ле­ния СССР. Это поз­во­ли­ло Со­вет­ско­му Союзу лик­ви­ди­ро­вать край­нюю нищету, обес­пе­чить со­зда­ние служб со­ци­аль­но­го стра­хо­ва­ния, со­здать одну из самых все­объ­ем­лю­щих систем со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния в мире, до­стичь одного из вы­со­ких уров­ней об­ра­зо­ва­ния и здра­во­охра­не­ния, со­здать мощ­ней­ший во­ен­ный по­тен­ци­ал, срав­ни­мый с по­тен­ци­а­лом США. Помимо обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти со­вет­ская тех­но­ло­гия до­ка­за­ла свои спо­соб­но­сти про­явить себя на самом вы­со­ком меж­ду­на­род­ном уровне. И все это — несмот­ря на бло­ка­ду в тех­но­ло­ги­че­ской об­ла­сти со сто­ро­ны за­пад­ных стран, от чего Япония, кстати, не стра­да­ла. В этих усло­ви­ях раз­ви­тие СССР яв­ля­ет­ся одним из круп­ней­ших эко­но­ми­че­ских до­сти­же­ний в ми­ро­вой ис­то­рии».

Об­ра­тим вни­ма­ние, однако, на сле­ду­ю­щий по­ра­зи­тель­ный факт: СССР до­бил­ся вы­да­ю­щих­ся эко­но­ми­че­ских успе­хов, по всем па­ра­мет­рам усту­пая Западу. Запад (его сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как единое эко­но­ми­че­ское целое) по­треб­ля­ет две трети до­бы­ва­е­мых в мире ре­сур­сов. СССР всегда мог рас­счи­ты­вать только на свои ре­сур­сы. На Западе ра­бо­та­ют сотни мил­ли­о­нов ра­бо­чих рук и сотни мил­ли­о­нов ра­бо­чих рук ра­бо­та­ют на него во всем мире. В СССР было всего несколь­ко де­сят­ков мил­ли­о­нов ра­бо­чих рук. А со­во­куп­ный про­мыш­лен­ный по­тен­ци­ал Запада пре­вы­шал со­вет­ский не в сотни, а в тысячи раз. Тем не менее СССР сумел до­бить­ся фе­но­ме­наль­ных эко­но­ми­че­ских успе­хов и стать второй сверх­дер­жа­вой мира, хотя тео­ре­ти­че­ски у него для этого не было ни сил, ни воз­мож­но­стей. Как ему это уда­лось? Бла­го­да­ря той па­ра­док­саль­ной (с точки зрения за­пад­ных эко­но­ми­стов) струк­ту­ре эко­но­ми­ки и со­от­вет­ству­ю­щей ей па­ра­док­саль­ной фи­нан­со­вой си­сте­ме. На пре­иму­ще­ства по­след­них мы ука­за­ли выше.

Марк­сист­ская идео­ло­гия за­пу­та­ла всех

«Стран­но­сти» новой эко­но­ми­че­ской и со­от­вет­ству­ю­щей ей фи­нан­со­вой си­сте­мы ста­ви­ли в тупик еще ос­но­ва­те­лей со­вет­ско­го го­су­дар­ства и эко­но­ми­стов 20-х — 30-х годов. Они по­ни­ма­ли, что строят какую-то небы­ва­лую в ис­то­рии эко­но­ми­че­скую си­сте­му, по­доб­ной ко­то­рой еще не было. На то, чтобы осмыс­лить ее, они по­тра­ти­ли немало усилий. Про­бле­ма за­клю­ча­лась в том, что в ка­че­стве офи­ци­аль­ной идео­ло­гии в СССР был принят марк­сизм. Но ведь и сам Маркс в эко­но­ми­че­ской части своего учения ис­хо­дил из реалий за­пад­ной эко­но­ми­ки, причем XIX века. Маркс считал такую эко­но­ми­ку един­ствен­но воз­мож­ной, ко­то­рая должна быть со­зда­на во всем мире. Пре­об­ра­зо­ва­ние мира он видел в пути из­ме­не­ния от­но­ше­ний соб­ствен­но­сти, но именно в рамках эко­но­ми­ки за­пад­но­го типа.
Таким об­ра­зом, выстра­и­вая эко­но­ми­ку, не име­ю­щую ничего общего с за­пад­ной, ком­му­ни­сты всту­па­ли в нераз­ре­ши­мое про­ти­во­ре­чие с самим Марк­сом! Такого, ра­зу­ме­ет­ся, нельзя было до­пу­стить. По­это­му весь период су­ще­ство­ва­ния СССР со­вет­ские эко­но­ми­сты пы­та­лись увя­зать со­вет­скую прак­ти­ку с марк­сиз­мом. По­лу­ча­лось это плохо. Точнее, не по­лу­ча­лось вообще. На­сколь­ко трудно это было сде­лать, можно судить уже по тому, что первый учеб­ник полит­экономии уда­лось под­го­то­вить после трид­ца­ти лет дис­кус­сий, только в 1954 году, уже после смерти Ста­ли­на! Ака­де­мик К. Ост­ро­ви­тя­нов писал в 1958 году: «Трудно на­звать другую эко­но­ми­че­скую про­бле­му, ко­то­рая вы­зы­ва­ла бы столь­ко раз­но­гла­сий и раз­лич­ных точек зрения, как про­бле­ма то­вар­но­го про­из­вод­ства и дей­ствия за­ко­нов сто­и­мо­сти при со­ци­а­лиз­ме». При этом то, что со­вет­ская эко­но­ми­че­ская си­сте­ма все дальше уходит от марк­сиз­ма, по­ни­мал и сам И. В. Сталин. Он го­во­рил спо­движ­ни­кам: «Если на все во­про­сы будете искать ответы у Маркса, то про­па­де­те. Надо самим ра­бо­тать го­ло­вой».
Из­вест­ный ис­сле­до­ва­тель Сергей Кара-Мурза пишет: «Сталин, видимо, ин­ту­и­тив­но чув­ство­вал неадек­ват­ность тру­до­вой теории сто­и­мо­сти тому, что ре­аль­но про­ис­хо­ди­ло в хо­зяй­стве СССР. Он со­про­тив­лял­ся жест­ко­му на­ло­же­нию этой теории на ре­аль­ность, но со­про­тив­лял­ся неявно и нере­ши­тель­но, не имея для самого себя окон­ча­тель­но­го ответа». Про­бле­ма в том, что задача по­стро­е­ния новой эко­но­ми­ки ре­ша­лась как сумма сию­ми­нут­ных от­ве­тов на те­ку­щие во­про­сы. Тео­ре­ти­че­ско­го обос­но­ва­ния най­ден­ное ре­ше­ние не имело ни тогда, ни впо­след­ствии. Обос­но­ва­ние было по пре­иму­ще­ству идео­ло­ги­че­ским. Идео­ло­ги­че­ское дав­ле­ние за­пу­та­ло всех, эко­но­ми­стов в том числе. В ре­зуль­та­те со­вет­ская эко­но­ми­че­ская наука ка­та­стро­фи­че­ски от­ста­ла от со­вет­ской же ре­аль­но­сти. Сейчас нам при­хо­дит­ся по­жи­нать плоды этого от­ста­ва­ния. Тем не менее хотя тео­ре­ти­че­ские воз­зре­ния в СССР были уста­рев­ши­ми, прак­ти­ка все же дала вполне ре­аль­ные плоды. И именно это нам сле­ду­ет иметь в виду в первую оче­редь.

Из­ме­нить фи­нан­со­вую си­сте­му

Ра­зу­ме­ет­ся, нет ни воз­мож­но­стей, ни необ­хо­ди­мо­сти пол­но­стью ко­пи­ро­вать те методы управ­ле­ния эко­но­ми­че­ской си­сте­мой, ко­то­рые су­ще­ство­ва­ли в СССР. Все-таки они были со­зда­ны в кон­крет­ных ис­то­ри­че­ских усло­ви­ях как ответ на про­бле­мы, су­ще­ство­вав­шие тогда. Сейчас вре­ме­на совсем другие. Но мы вполне можем взять из со­вет­ско­го опыта то, что со­хра­ня­ет свою цен­ность и се­год­ня. А то, что уста­ре­ло или стало ненуж­ным, просто от­бро­сить. Одна из глав­ных про­блем нашей эко­но­ми­ки — общая нехват­ка денег в ней. Нехват­ка эта такова, что ста­но­вит­ся невоз­мож­ным даже просто со­хра­нять эко­но­ми­че­скую си­сте­му в дее­спо­соб­ном со­сто­я­нии. Она просто раз­ва­ли­ва­ет­ся фи­зи­че­ски. Раз­ва­ли­ва­ют­ся все без ис­клю­че­ния си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния го­су­дар­ства. Это грозит полным кру­ше­ни­ем эко­но­ми­ки. Но власти не могут найти ре­ше­ние этой про­бле­мы, по­сколь­ку не по­ни­ма­ют, что про­ис­хо­дит в эко­но­ми­ке.
Ре­аль­но мы имеем в своем рас­по­ря­же­нии эко­но­ми­че­скую си­сте­му, по своим струк­тур­ным ха­рак­те­ри­сти­кам не име­ю­щей ничего общего с ха­рак­те­ри­сти­ка­ми эко­но­мик других стран. Глав­ная ее осо­бен­ность — от­но­си­тель­ная нераз­ви­тость по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. По­тре­би­тель­ской про­дук­ции здесь про­из­во­дит­ся срав­ни­тель­но немно­го. Зато име­ет­ся боль­шой объем про­из­вод­ствен­ных и жилых по­ме­ще­ний, зна­чи­тель­ная ин­фра­струк­ту­ра, мощные си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния и многое другое, без чего го­су­дар­ство су­ще­ство­вать не может.
Как из­вест­но, глав­ное тре­бо­ва­ние к ста­биль­ной работе эко­но­ми­ки — со­зда­ние рав­но­ве­сия между то­вар­ной и де­неж­ной массой. Однако к эко­но­ми­ке, струк­ту­ри­ро­ван­ной «по-со­вет­ски», это не от­но­сит­ся. Здесь по­тре­би­тель­ский сектор эко­но­ми­ки непро­пор­ци­о­наль­но мал, а все осталь­ные сек­то­ра непро­пор­ци­о­наль­но велики. Когда в такой эко­но­ми­че­ской си­сте­ме де­неж­ная масса входит в рав­но­ве­сие с то­вар­ной массой, она сжи­ма­ет­ся до такой ве­ли­чи­ны, при ко­то­рой су­ще­ство­ва­ние си­сте­мы ста­но­вит­ся невоз­мож­ным. Эта про­бле­ма воз­ник­ла в 30-е годы. Ре­ше­ние же было най­де­но в том, чтобы каналы де­неж­но­го об­ра­ще­ния были жестко раз­де­ле­ны на об­слу­жи­ва­ю­щий по­тре­би­тель­ский сектор и другие. И разные каналы об­ра­ще­ния не должны пе­ре­се­кать­ся между собой. Именно такую си­сте­му нам сле­ду­ет вос­ста­но­вить, как един­ствен­но со­от­вет­ству­ю­щую струк­ту­ре нашей эко­но­ми­ки.
Итак, одна из самых глав­ных про­блем, сто­я­щих перед всеми стра­на­ми СНГ — ка­та­стро­фи­че­ская нехват­ка денег в эко­но­ми­ке. Денег не хва­та­ет даже для про­сто­го вос­про­из­вод­ства ос­нов­ных фондов. Ввиду от­сут­ствия средств на­чи­на­ют то­таль­но ру­шить­ся все си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния го­су­дар­ства. У этой про­бле­мы есть свои при­чи­ны. Есть и спо­со­бы ее ре­ше­ния. Однако, по непо­нят­ным при­чи­нам среди наших эко­но­ми­стов утвер­ди­лось мнение, что в мире воз­мож­на только одна эко­но­ми­че­ская си­сте­ма — за­пад­ная, со­от­вет­ствен­но, только одна фи­нан­со­вая си­сте­ма. А чтобы по­лу­чить такую эко­но­ми­че­скую си­сте­му, до­ста­точ­но из­ме­нить форму соб­ствен­но­сти. Это убеж­де­ние гра­ни­чит с ши­зо­фре­ни­ей.
Ведь хорошо из­вест­но, что такая эко­но­ми­ка, как на Западе, только на Западе и су­ще­ству­ет. И больше нигде. В мире нет и уже не будет другой такой эко­но­ми­ки. И даже пы­тать­ся по­стро­ить некое ее по­до­бие бес­по­лез­но. Все равно не по­лу­чит­ся. За­пад­ная эко­но­ми­ка по­треб­ля­ет две трети всех до­бы­ва­е­мых в мире ре­сур­сов, а на обес­пе­че­ние ее по­треб­но­стей гнет спину почти пол­ми­ра. Кому еще под силу так ор­га­ни­зо­вать эко­но­ми­ку пла­не­ты? При­спо­соб­ле­ние всей пла­не­ты, стран и на­ро­дов для обес­пе­че­ния своих нужд — усло­вие его су­ще­ство­ва­ния. Гло­баль­ная по­ли­ти­ка Запада по необ­хо­ди­мо­сти на­це­ле­на на то, чтобы со­хра­нять такое по­ло­же­ние вещей неогра­ни­чен­но долгое время. То есть со­хра­нять такую си­ту­а­цию, когда весь земной шар — его сы­рье­вая база, а неза­пад­ные страны — его тру­до­вые ре­сур­сы и рынок сбыта.
Сказка про некую «ры­ноч­ную эко­но­ми­ку», со­зда­ю­щую вы­со­кий уро­вень жизни, рас­счи­та­на на про­ста­ков и невежд. На самом деле вы­со­кий уро­вень жизни на Западе со­зда­ет не ры­ноч­ная эко­но­ми­ка как та­ко­вая, а воз­мож­ность экс­плу­а­ти­ро­вать всю пла­не­ту. Ко­неч­но, есть и неза­пад­ные страны, до­бив­ши­е­ся эко­но­ми­че­ских успе­хов. Но эти страны сумели вы­ра­бо­тать свою, адек­ват­ную на­ци­о­наль­ным усло­ви­ям эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку. Западу под­ра­жать они даже не пы­та­лись. При­ме­ром тут могут слу­жить Китай, Вьет­нам и неко­то­рые другие го­су­дар­ства. Зато взгля­ни­те, в каком чу­до­вищ­ном упадке на­хо­дят­ся страны СНГ. Вывод из ска­зан­но­го прост — нам сле­ду­ет раз­ра­ба­ты­вать методы управ­ле­ния эко­но­ми­кой, от­ве­ча­ю­щие именно нашим кон­крет­ным усло­ви­ям.

Ре­фор­ма Ли­бер­ма­на

Для чи­та­те­лей, да­ле­ких от эко­но­ми­че­ских про­блем, по­доб­ное утвер­жде­ние может по­ка­зать­ся даже стран­ным. Однако на самом деле ничего необыч­но­го в нем нет: в кругах спе­ци­а­ли­стов эти во­про­сы дис­ку­ти­ро­ва­лись в те­че­ние многих де­ся­ти­ле­тий. Дело в том, что со­вет­ская эко­но­ми­че­ская си­сте­ма су­ще­ство­ва­ла слиш­ком недол­гий срок и в слиш­ком тя­же­лых ис­то­ри­че­ских усло­ви­ях. В ре­зуль­та­те тео­ре­ти­че­ски она толком не была осмыс­ле­на даже в со­вет­ский период. А «ре­фор­ма­то­ры» ничего в ней и не пы­та­лись понять, они дей­ство­ва­ли по прин­ци­пу «ломать — не стро­ить». В ре­зуль­та­те сейчас мы имеем дело с эко­но­ми­кой, в прин­ци­пах работы ко­то­рой сами ничего толком не по­ни­ма­ем. Наша эко­но­ми­че­ская наука от­ста­ла от нашей же ре­аль­но­сти. Это ненор­маль­ное по­ло­же­ние давно сле­ду­ет ис­пра­вить.
Впро­чем, се­рьез­ные на­ра­бот­ки в об­ла­сти ис­сле­до­ва­ния фи­нан­со­вой си­сте­мы со­вет­ско­го типа име­ют­ся. Их надо тща­тель­но про­ана­ли­зи­ро­вать. Впер­вые прин­ци­пы работы нашей фи­нан­со­вой си­сте­мы стали широко дис­ку­ти­ро­вать­ся в се­ре­дине 60-х годов, во время об­суж­де­ния эко­но­ми­че­ской ре­фор­мы 1965 года, так на­зы­ва­е­мой «ко­сы­гин­ской ре­фор­мы». Об­суж­де­ние на­ча­лось в 1962 году со статьи в «Правде» харь­ков­ско­го про­фес­со­ра Евсея Ли­бер­ма­на. Эко­но­ми­сты резко раз­де­ли­лись на сто­рон­ни­ков и про­тив­ни­ков ре­фор­мы. На стра­ни­цах эко­но­ми­че­ской прессы шла на­сто­я­щая война. Об­суж­де­ние зашло в тупик. В конце концов Алек­сей Ко­сы­гин, поль­зу­ясь своей вла­стью пред­сов­ми­на, просто ввел ее во­ле­вым по­ряд­ком. При всем ува­же­нии к Алек­сею Ни­ко­ла­е­ви­чу должны при­знать, что ре­ше­ние это было оши­боч­ным.
Что же пред­ла­га­ла «ко­сы­гин­ская ре­фор­ма» (на Западе ее на­зы­ва­ют «ре­фор­ма Ли­бер­ма­на»)? Видный рос­сий­ский эко­но­мист В. М. Якушев так ха­рак­те­ри­зу­ет ее: «Пред­по­ла­га­лось, что если пред­при­я­тия смогут пе­ре­во­дить часть при­бы­ли в свои фонды по­ощ­ре­ния, то это решит про­бле­му сти­му­ли­ро­ва­ния труда, обес­пе­чит сни­же­ние из­дер­жек про­из­вод­ства и за­ин­те­ре­су­ет кол­лек­ти­вы в на­пря­жен­ных планах. Но слу­чи­лось иное». А что же «иное» про­изо­шло? Ко­рот­ко говоря, ре­фор­ма 1965 года прежде всего стала рас­ша­ты­вать именно фи­нан­со­вую си­сте­му страны, а за ней и всю эко­но­ми­ку. Барьер между на­лич­ны­ми и без­на­лич­ны­ми (счет­ны­ми еди­ни­ца­ми) день­га­ми, ко­то­рый раньше жестко со­хра­нял­ся, стал осла­бе­вать, т. е. то, что слу­жи­ло ис­клю­чи­тель­но целям учета, начало пре­вра­щать­ся в сред­ство об­ра­ще­ния! Нега­тив­ные по­след­ствия не за­ста­ви­ли себя долго ждать. На руках у на­се­ле­ния и на счетах пред­при­я­тий стала на­кап­ли­вать­ся необес­пе­чен­ная де­неж­ная масса. Хо­зяй­ствен­ные еди­ни­цы ока­за­лись за­ин­те­ре­со­ва­ны не в уве­ли­че­нии вы­пус­ка про­дук­ции, а в на­ра­щи­ва­нии при­бы­ли, начала на­рас­тать дез­ор­га­ни­за­ция хо­зяй­ствен­но­го ме­ха­низ­ма и т. д. В ре­зуль­та­те к началу 80-х годов страна по­до­шла к эко­но­ми­че­ско­му кри­зи­су.

Рост та­ри­фов — не выход

Именно «ко­сы­гин­ская ре­фор­ма» вверг­ла СССР в то, что впо­след­ствии было на­зва­но «за­сто­ем». «Многие ученые уже тогда пре­ду­пре­жда­ли о нега­тив­ных по­след­стви­ях такого ре­ше­ния. Но их пре­ду­пре­жде­ни­я­ми пре­не­брег­ли» (Якушев). Когда же на­ча­лась «пе­ре­строй­ка», то «ре­фор­ма­то­ры», вместо того чтобы вос­ста­но­вить нор­маль­ную для данной эко­но­ми­че­ской струк­ту­ры фи­нан­со­вую си­сте­му, на­о­бо­рот, убрали по­след­ние ба­рье­ры между на­лич­ной и без­на­лич­ной де­неж­ны­ми мас­са­ми. Это при­ве­ло к ка­та­стро­фе. Именно по­это­му «ре­фор­мы» 90-х се­рьез­ные ис­сле­до­ва­те­ли сразу окре­сти­ли «ухуд­шен­ным ва­ри­ан­том ре­фор­мы 65-го года». Стра­те­ги­че­ская ошибка в эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке была со­вер­ше­на еще в 1965 году. В 90-е годы «ре­фор­ма­то­ры» только ухуд­ши­ли по­ло­же­ние. Если эко­но­ми­ка еще не пол­но­стью раз­ва­ли­лась, то только потому, что какие-то оскол­ки преж­ней фи­нан­со­вой си­сте­мы со­хра­ни­лись — бюд­жет­ная сфера, от­дель­ные го­су­дар­ствен­ные про­грам­мы и другое. Кроме того, начали дей­ство­вать неко­то­рые сек­то­ра эко­но­ми­ки, спо­соб­ные функ­ци­о­ни­ро­вать на основе са­мо­оку­па­е­мо­сти, вы­рос­ла са­мо­за­ня­тость, по­яви­лась «чел­ноч­ная» тор­гов­ля и т. д. Но долго такая си­ту­а­ция со­хра­нять­ся не может. Если не из­ме­нить эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку — распад си­сте­мы не оста­но­вить.
Что из всего этого сле­ду­ет? Эко­но­ми­ка быв­ше­го СССР просто не может ра­бо­тать на основе фи­нан­со­вой си­сте­мы за­пад­но­го типа. Там в общем случае ко­ли­че­ство денег в эко­но­ми­че­ском обо­ро­те должно со­от­вет­ство­вать массе ре­а­ли­зо­ван­ных то­ва­ров (ко­ли­че­ствен­ная теория денег). Проще говоря, эко­но­ми­ка там фи­нан­си­ру­ет­ся из по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. В силу струк­тур­ных осо­бен­но­стей, эко­но­ми­ка со­вет­ско­го типа не может со­здать необ­хо­ди­мое ко­ли­че­ство то­вар­ной массы. Сле­до­ва­тель­но, необ­хо­ди­мо при­ве­сти фи­нан­со­вую си­сте­му страны в со­от­вет­ствие со струк­тур­ны­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми нашей эко­но­ми­че­ской си­сте­мы. Иначе говоря, должны быть со­зда­ны два фи­нан­со­вых сек­то­ра. Один об­слу­жи­ва­ет по­треб­но­сти на­се­ле­ния, другой — эко­но­ми­че­скую си­сте­му как целое. Сфера дей­ствия этих сек­то­ров не должна пе­ре­се­кать­ся. Точно к таким же вы­во­дам сейчас пришли эко­но­ми­сты во всем СНГ. Так, из­вест­ный рос­сий­ский ис­сле­до­ва­тель Сергей Кара-Мурза пишет: «В СССР была фи­нан­со­вая си­сте­ма из двух кон­ту­ров. В про­из­вод­стве были без­на­лич­ные деньги. На по­тре­би­тель­ском рынке — нор­маль­ные деньги. Их масса ре­гу­ли­ро­ва­лась в со­от­вет­ствии с массой то­ва­ров. Это поз­во­ля­ло под­дер­жи­вать низкие цены и не до­пус­кать ин­фля­ции. Такая си­сте­ма могла дей­ство­вать лишь при за­пре­те пе­ре­во­да без­на­лич­ных денег в на­лич­ные». Необ­хо­ди­мость ре­ор­га­ни­за­ции фи­нан­со­вой си­сте­мы сейчас по­нят­на любому се­рьез­но­му ис­сле­до­ва­те­лю.
В СССР был раз­ра­бо­тан метод со­зда­ния эко­но­ми­ки, раз­ви­той больше, чем поз­во­ля­ет пла­те­же­спо­соб­ный спрос на­се­ле­ния. Этот ценный опыт от­кры­ва­ет перед эко­но­ми­кой не только СНГ, но и других стран новые пер­спек­ти­вы и еще ждет своего изу­че­ния и осмыс­ле­ния.
Вопрос о фи­нан­со­вой си­сте­ме — один из самых слож­ных даже для спе­ци­а­ли­стов. Тем более трудно по­нят­ным языком из­ло­жить его для ши­ро­кой пуб­ли­ки, от про­блем эко­но­ми­ки весьма да­ле­кой. Тем не менее мы се­год­ня по­ста­ра­ем­ся в общих чертах объ­яс­нить, почему раз­ва­ли­лась фи­нан­со­вая си­сте­ма Ка­зах­ста­на и других стран СНГ. Необ­хо­ди­мость этого дик­ту­ет­ся особой важ­но­стью данной про­бле­мы для всех. Также мы по­пы­та­ем­ся объ­яс­нить, что нам, соб­ствен­но, нужно делать, чтобы воз­ро­дить эко­но­ми­ку.
Чтобы из­бе­жать из­лиш­ней де­та­ли­за­ции, наши по­яс­не­ния будут де­лать­ся на при­ме­ре эко­но­ми­ки СССР. Дело в том, что вся эко­но­ми­ка Со­вет­ско­го Союза стро­и­лась при­мер­но по одной схеме. За­ко­но­мер­но­сти, при­су­щие еди­но­му со­вет­ско­му ком­плек­су, верны и для от­дель­ных его частей. По­это­му то, что было верно для СССР, легко экс­тра­по­ли­ро­вать и на его со­став­ля­ю­щие. Опре­де­лен­ные раз­ли­чия, ко­неч­но, есть, но прин­ци­пи­аль­но они ничего не меняют. Все, что мы по­ка­жем на при­ме­ре быв­ше­го Союза, верно и для каждой из стран СНГ.
Как это будет дей­ство­вать на прак­ти­ке? Про­стой пример. Сейчас всем из­вест­но, что энер­ге­ти­ка у нас на­хо­дит­ся в кри­ти­че­ском со­сто­я­нии и грозит рух­нуть в бли­жай­шие два года. Власти пы­та­ют­ся спасти по­ло­же­ние, бес­ко­неч­но взду­вая тарифы. Но вы­ру­чен­ных денег все равно ни на что не хва­та­ет. На самом деле наше на­се­ле­ние ни­ко­гда не сможет фи­нан­си­ро­вать оте­че­ствен­ную энер­ге­ти­ку — денег у него слиш­ком мало. По­это­му тарифы нужно не по­вы­шать, а сни­жать. А фи­нан­си­ро­ва­ние энер­ге­ти­че­ской от­рас­ли должно взять на себя го­су­дар­ство по спе­ци­аль­ным фи­нан­со­вым ка­на­лам, жестко изо­ли­ро­ван­ным и пред­на­зна­чен­ным только для кон­крет­ных целей. Сред­ства же на­се­ле­ния должны изы­мать­ся ис­клю­чи­тель­но для оплаты труда ра­бот­ни­ков от­рас­ли.
То же ка­са­ет­ся и тепло-, водо-, га­зо­снаб­же­ния, ин­фра­струк­ту­ры и мно­го­го дру­го­го. А взва­ли­вать все рас­хо­ды на плечи на­се­ле­ния бес­смыс­лен­но и бес­по­лез­но — оно все равно их не по­тя­нет. В этом случае мы и эко­но­ми­ку не спасем, и на­се­ле­ние ра­зо­рим. Ра­зу­ме­ет­ся, в ре­аль­но­сти все об­сто­ит го­раз­до слож­нее, чем это можно из­ло­жить в га­зет­ной пуб­ли­ка­ции. Но мы на­де­ем­ся, что нам уда­лось хотя бы в общих чертах дать чи­та­те­лям пред­став­ле­ние о том, на каких прин­ци­пах должна функ­ци­о­ни­ро­вать наша фи­нан­со­вая си­сте­ма.

Автор: Курман Ах­ме­тов, ис­точ­ник: ка­зах­стан­ская газета «Сво­бо­да Слова» № 1 (145), № 2 (146) и № 3 (147) — январь 2008 года.

 7   25 дн   СССР   экономика

Дюна

Оригинальная история

  1. Дюна
  2. Мессия Дюны
  3. Дети Дюны
  4. Бог-император
  5. Еретики Дюны
  6. Капитул Дюны

Дюна: История Батлерианского Джихада

  1. Охота за Харконненами
  2. Мек для битья

Легенды Дюны

  1. Дюна: Батлерианский джихад
  2. Крестовый поход машин
  3. Битва за Коррин

Прелюдия к Дюне

  1. Дюна: Дом Атрейдесов
  2. Дюна: Дом Харконненов
  3. Дюна: Дом Коррино
 5   25 дн   книги
 6   1 мес   прикол

Договор подписанный с Россией, не стоит бумаги на которой написан.

Вот только полный текст высказывания имеет прямо противоположный смысл.

«Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть.»

 5   1 мес   политота

Нет денег — нет мультиков

Единственный значимый мотиватор в жизни — деньги. Не любые деньги — только те, которые получены за интересную работу. Но деньги за нее, а не сама интересная работа.
Это справедливо и для отношений «работодатель — сотрудник», и для отношений «компания — клиент».

Если клиент приходит в компанию, обещает дорогие проекты в будущем, а сейчас «поработайте-ка, покажите себя» — это ложь. Никаких дорогих проектов в будущем не случится, а компания без адекватной оплаты — это гарантированно недовольный клиент. Нужно ли работать в убыток ради опыта? Нет, такой опыт нужен только для того, чтобы никогда больше не вестись на вранье. Если вы вдруг этого не знали — пожалуйста, это бесплатно.

Если работодатель заявляет: «У нас интересные проекты, так что давай-ка потрудись пока за полкопейки, а через годик посмотрим», — это тоже ложь (я сейчас говорю не о вчерашних студентах, им-то опыт получать придется почти бесплатно).

Убытки в долгосрочной перспективе не приведут к прибыли в еще более долгосрочной. Голодать полезно, если только совсем не долго.
Нет адекватного вознаграждения за интересную работу — не стоит за нее браться, не такая уж она и интересная.

 11   6 мес   бизнес   сервис
Ранее Ctrl + ↓