Финансовая система СССР

Ре­во­лю­ция в эко­но­ми­ке

По­нят­но, что в эко­но­ми­ке такой сла­бо­раз­ви­той страны обо­ра­чи­ва­лось крайне незна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство денег. Гибель го­су­дар­ства ка­за­лась неиз­беж­ной. Рывок в эко­но­ми­ке на­чал­ся в 1929 году. Во время первой со­вет­ской пя­ти­лет­ки, с 1929 по 1933 г.г., было по­стро­е­но около 1500 круп­ных про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий и со­зда­ны целые от­рас­ли, ранее не су­ще­ство­вав­шие: стан­ко­стро­и­тель­ная, авиа­ци­он­ная, хи­ми­че­ская, про­из­вод­ство фер­ро­спла­вов, трак­то­ро­стро­е­ние, ав­то­мо­би­ле­стро­е­ние и другие.
Был создан второй про­мыш­лен­ный центр за Уралом (первый — в ев­ро­пей­ской части страны), об­сто­я­тель­ство, в ко­неч­ном счете ре­шив­шее исход Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войны. Мас­штаб­ные пре­об­ра­зо­ва­ния тре­бо­ва­ли ко­лос­саль­ных ин­ве­сти­ций. Но денег на ин­ве­сти­ции не было.
В первый год пя­ти­лет­ки про­мыш­лен­ное раз­ви­тие было про­фи­нан­си­ро­ва­но всего на 36%. Во второй год — на 18%. А к концу пя­ти­лет­ки фи­нан­си­ро­ва­ние упало до нуля. К 1937 году общее про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство воз­рос­ло по срав­не­нию с 1928 г. почти в 4 раза. По­лу­чи­лась па­ра­док­саль­ная вещь: ин­ве­сти­ции со­кра­ти­лись до нуля, а про­из­вод­ство вы­рос­ло в несколь­ко раз. До­бить­ся этого уда­лось при помощи спо­со­ба, ко­то­рый в ис­то­рии эко­но­ми­ки еще не при­ме­нял­ся: де­неж­ная масса была раз­де­ле­на на на­лич­ную и без­на­лич­ную части.

Вообще-то, деньги не бывают на­лич­ны­ми и без­на­лич­ны­ми. На­лич­ной или без­на­лич­ной бывает форма рас­че­тов либо форма сбе­ре­же­ний. Раз­дво­е­ние денег в со­вет­ской эко­но­ми­ке на вза­им­но некон­вер­ти­ру­е­мые части озна­ча­ло фак­ти­че­ское уни­что­же­ние денег как все­об­ще­го эк­ви­ва­лен­та. Без­на­лич­ные деньги в такой си­сте­ме служат глав­ным об­ра­зом сред­ством учета. По су­ще­ству, это не деньги, а счет­ные еди­ни­цы, с по­мо­щью ко­то­рых про­ис­хо­дит рас­пре­де­ле­ние ма­те­ри­аль­ных фондов. На это ука­зы­ва­ли давно и многие. На­лич­ные деньги в со­вет­ской эко­но­ми­че­ской си­сте­ме, так же как и без­на­лич­ные, ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к ре­аль­ным, обес­пе­чен­ным то­вар­ной массой день­гам не имели и слу­жи­ли сред­ством рас­пре­де­ле­ния ма­те­ри­аль­ных благ вне за­ви­си­мо­сти от ре­аль­ной про­из­во­ди­тель­но­сти труда.
В ре­зуль­та­те транс­фор­ма­ции де­неж­ной си­сте­мы со­вет­ская эко­но­ми­ка пе­ре­ста­ла быть за­ви­си­мой от по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. В ры­ноч­ной эко­но­ми­ке все на­коп­ле­ния и, со­от­вет­ствен­но, ин­ве­сти­ции со­зда­ют­ся из при­бы­ли от ре­а­ли­за­ции по­тре­би­тель­ских то­ва­ров и пе­ре­рас­пре­де­ле­ния по вер­ти­ка­ли, и мас­штаб эко­но­ми­ки рас­ши­ря­ет­ся по мере рас­ши­ре­ния по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. В эко­но­ми­ке со­вет­ско­го типа, на­о­бо­рот, именно по­тре­би­тель­ский сектор на­хо­дит­ся в под­чи­нен­ном по­ло­же­нии, т. е. на­чи­ная с 1929 г. со­вет­ская эко­но­ми­ка стала раз­ви­вать­ся спо­со­бом, прямо про­ти­во­по­лож­ным ры­ноч­но­му. В первую оче­редь стояла задача со­зда­ния обо­рон­но­го ком­плек­са, затем ма­ши­но­стро­е­ния, ме­ха­ни­за­ции сель­ско­го хо­зяй­ства, со­зда­ния жи­лищ­но­го хо­зяй­ства, элек­три­фи­ка­ции и т. д. И только во вторую оче­редь про­из­вод­ство по­тре­би­тель­ских то­ва­ров.

Ге­ни­аль­ное ре­ше­ние

С тех пор так и пошло. В 1940 г. в СССР 39% всей про­мыш­лен­ной про­дук­ции со­став­ля­ли пред­ме­ты по­треб­ле­ния. В 1980 г. ее удель­ный вес со­став­лял 26,2%. В 1986 г. она со­став­ля­ла 24,7%. По­тре­би­тель­ский сектор в СССР за­ни­мал не только крайне незна­чи­тель­ное место, но и был нераз­вит чисто фи­зи­че­ски. Это озна­ча­ет эле­мен­тар­ную нехват­ку со­от­вет­ству­ю­щих про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей: только около 13% всех про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей Со­вет­ско­го Союза было занято вы­пус­ком по­тре­би­тель­ской про­дук­ции.
Мы знаем, что в общем случае масса денег в эко­но­ми­ке равна массе всех ре­а­ли­зо­ван­ных то­ва­ров, вы­ра­жен­ной в ценах. Иными сло­ва­ми, все за­ви­сит от мас­шта­бов раз­ви­тия по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра, т. к. все из­держ­ки встро­е­ны в цену ко­неч­но­го по­тре­би­тель­ско­го про­дук­та. После 1929 г. от­ста­лая со­вет­ская эко­но­ми­ка со­вер­ши­ла рывок, и над по­тре­би­тель­ским сек­то­ром на­вис­ла не свя­зан­ная с ним масса про­из­водств и ин­фра­струк­ту­ры, про­стое фи­нан­со­вое об­слу­жи­ва­ние ко­то­рых тре­бо­ва­ло де­неж­ной массы, мно­го­крат­но пре­вы­ша­ю­щую ту, что со­от­вет­ство­ва­ла име­ю­щей­ся то­вар­ной массе.
Ре­ше­ние раз­де­лить де­неж­ную массу на две неза­ви­си­мые сферы — на­лич­ную и без­на­лич­ную — было, бес­спор­но, ге­ни­аль­ным. Оно поз­во­ли­ло стране в крат­чай­шие сроки пройти путь, ко­то­рый при нор­маль­ном раз­ви­тии про­цес­сов занял бы несколь­ко сто­ле­тий (в лучшем случае). Такое ре­ше­ние тео­ре­ти­че­ски аб­со­лют­но нераз­ре­ши­мых про­блем было един­ствен­но воз­мож­ным в тех кон­крет­но-ис­то­ри­че­ских усло­ви­ях, с теми про­из­вод­ствен­ны­ми ре­сур­са­ми, ко­то­рые име­лись в на­ли­чии, и при том уровне тех­ни­че­ско­го раз­ви­тия.
Это ре­ше­ние было най­де­но не сразу, а эм­пи­ри­че­ски, опыт­ным путем. Со­здан­ная в СССР фи­нан­со­вая си­сте­ма не имела ана­ло­гов в ис­то­рии. Она всту­па­ла в такой ра­зи­тель­ный кон­траст со всем опытом, на­коп­лен­ным эко­но­ми­че­ской наукой к тому вре­ме­ни, что по­тре­бо­ва­лось целое идео­ло­ги­че­ское, а не на­уч­ное обос­но­ва­ние ее внед­ре­ния. В ре­зуль­та­те прин­ци­пы работы со­вет­ской фи­нан­со­вой си­сте­мы были так за­ка­му­фли­ро­ва­ны идео­ло­ги­че­ски­ми по­стро­е­ни­я­ми, что они толком не осмыс­ле­ны до сих пор. Рывок в эко­но­ми­ке привел к пол­но­му из­ме­не­нию ее струк­ту­ры и со­зда­нию со­от­вет­ству­ю­щей фи­нан­со­вой си­сте­мы. Он задал такое на­прав­ле­ние раз­ви­тия, при ко­то­ром не эко­но­ми­ка раз­ви­ва­ет­ся в со­от­вет­ствии с ростом лич­но­го по­треб­ле­ния, а на­о­бо­рот, по­треб­ле­ние растет вслед за воз­рас­та­ни­ем воз­мож­но­стей эко­но­ми­ки.
Эко­но­ми­ка, струк­ту­ри­ро­ван­ная по­доб­ным об­ра­зом, тре­бу­ет для обес­пе­че­ния своего нор­маль­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и спе­ци­фи­че­ской фи­нан­со­вой си­сте­мы. Ее суть в сле­ду­ю­щем. Деньги раз­де­ля­ют­ся на на­лич­ную и без­на­лич­ную сферы. На­лич­ная об­слу­жи­ва­ет по­ку­па­тель­ную спо­соб­ность на­се­ле­ния. Без­на­лич­ные «деньги» — это по су­ще­ству не деньги, а счет­ные еди­ни­цы, при помощи ко­то­рых в пла­но­вом по­ряд­ке про­из­во­дит­ся рас­пре­де­ле­ние ма­те­ри­аль­ных фондов.

Наши пре­иму­ще­ства

В период «пе­ре­строй­ки» такое эко­но­ми­че­ское устрой­ство стало объ­ек­том шкваль­ной кри­ти­ки со сто­ро­ны «ре­фор­ма­то­ров». Однако се­рьез­но­го ана­ли­за «ре­фор­ма­то­ры» так и не пред­ста­ви­ли. В ка­че­стве ар­гу­мен­тов они ис­поль­зо­ва­ли в ос­нов­ном эмоции, а за истину вы­да­ва­ли факт кри­тич­но­сти. Пред­ло­жить что-то ре­аль­ное они так и не смогли ни тогда, ни потом. Более того, неко­то­рые из них — такие, как на­при­мер ака­де­мик Пет­ра­ков, сейчас пе­ре­шли на прямо про­ти­во­по­лож­ные по­зи­ции.
Физик, ака­де­мик Юрий Каган с едкой на­смеш­кой над «идео­ло­га­ми реформ» вспо­ми­на­ет: «В со­вет­ские вре­ме­на в Кур­ча­тов­ском ин­сти­ту­те я ру­ко­во­дил се­ми­на­ром, где вы­сту­па­ли все ве­ду­щие эко­но­ми­сты, не имев­шие тогда ши­ро­кой три­бу­ны, — Ша­та­лин, Аган­бе­гян, За­слав­ская, Пет­ра­ков, Шмелев, Абал­кин. Они до­ка­зы­ва­ли, что со­вет­ская эко­но­ми­ка ведет в про­пасть. Я спра­ши­вал у них: у вас есть идея, как пе­рей­ти от того, что не нужно, к тому, что нужно? Они от­ве­ча­ли: мы не вос­тре­бо­ва­ны, вот когда нас вос­тре­бу­ют, мы за месяц на­пи­шем нужную про­грам­му. Ну и что из этого вышло?»
На самом деле эко­но­ми­че­ская си­сте­ма, вы­стро­ен­ная в СССР, имела кроме всем из­вест­ных недо­стат­ков и весьма зна­чи­тель­ные пре­иму­ще­ства от­но­си­тель­но эко­но­ми­ки за­пад­ной (ры­ноч­ной). Пре­иму­ще­ства эти за­клю­ча­ют­ся в сле­ду­ю­щем:

  1. Пе­ре­ход на раз­дво­ен­ную фи­нан­со­вую си­сте­му поз­во­лил осво­бо­дить эту эко­но­ми­ку из-под огра­ни­чи­ва­ю­ще­го воз­дей­ствия пла­те­же­спо­соб­но­го спроса на­се­ле­ния, и она по­лу­чи­ла воз­мож­ность раз­ви­вать­ся вне за­ви­си­мо­сти от него. В за­пад­ной (ры­ноч­ной) эко­но­ми­ке такое невоз­мож­но. Там все за­ви­сит от пла­те­же­спо­соб­но­го спроса: он растет — эко­но­ми­ка идет в рост, со­кра­ща­ет­ся — в эко­но­ми­ке спад;
  2. Функ­ци­о­ни­ро­ва­ние на основе без­на­лич­ных денег (точнее, счет­ных единиц) ис­клю­чи­ло си­ту­а­цию, при ко­то­рой раз­ви­тие может быть за­тор­мо­же­но из-за нехват­ки фи­нан­со­вых средств. Здесь все опре­де­ля­ет­ся чисто тех­ни­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми. А такая вещь, как непла­те­жи или вза­и­мо­за­дол­жен­ность, здесь просто не может воз­ник­нуть, со­от­вет­ствен­но не может воз­ник­нуть и па­ра­ли­ча эко­но­ми­ки по этой при­чине;
  3. Ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра эко­но­ми­ки, ис­клю­ча­ю­щая кон­ку­рен­цию, поз­во­ли­ла ей, с одной сто­ро­ны, выйти на ин­ду­стри­аль­ный уро­вень раз­ви­тия, с другой — из­бе­жать чу­до­вищ­ной энерго-, ре­сур­со- и тру­до­ем­ко­сти за­пад­ной (ры­ноч­ной) эко­но­ми­ки. В про­тив­ном случае ин­ду­стри­аль­ной стра­ной СССР не стал бы ни­ко­гда: он просто не смог бы пре­одо­леть барьер энерго- и ре­сур­со­ем­ко­сти;
  4. Цен­тра­ли­зо­ван­ная си­сте­ма управ­ле­ния эко­но­ми­кой поз­во­ли­ла кон­цен­три­ро­вать все усилия, ре­сур­сы и сред­ства на из­бран­ных на­прав­ле­ни­ях, причем делать это опе­ра­тив­но, не до­жи­да­ясь, пока это про­изой­дет в ре­зуль­та­те пе­ре­то­ка средств вслед­ствие из­ме­не­ния ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­ры, спроса и т. д.

По су­ще­ству, в СССР был раз­ра­бо­тан метод со­зда­ния эко­но­ми­ки, раз­ви­той больше, чем поз­во­ля­ет пла­те­же­спо­соб­ный спрос на­се­ле­ния. Этот ценный опыт от­кры­ва­ет перед эко­но­ми­кой не только СНГ, но и других стран новые пер­спек­ти­вы и еще ждет своего изу­че­ния и осмыс­ле­ния.

Объ­ек­тив­ная оценка

Фак­ти­че­ски, в СССР был создан новый тип эко­но­ми­че­ской си­сте­мы, нуж­да­ю­щий­ся в особых спо­со­бах управ­ле­ния и особых спо­со­бах ре­фор­ми­ро­ва­ния. Тот факт, что это — прин­ци­пи­аль­но новая, небы­ва­лая в ис­то­рии и при этом весьма пер­спек­тив­ная эко­но­ми­че­ская си­сте­ма, не был во­вре­мя осмыс­лен ни ру­ко­во­ди­те­ля­ми го­су­дар­ства, ни тем более «ре­фор­ма­то­ра­ми». Наши «ре­фор­ма­то­ры», кри­ти­куя со­вет­скую эко­но­ми­че­скую си­сте­му, всего лишь по­вто­ря­ли и до сих пор тупо по­вто­ря­ют тезисы, под­бро­шен­ные им из-за рубежа. Но ведь сколь­ко вре­ме­ни прошло, пора бы уж было и понять, что к чему. В рамках «хо­лод­ной войны», есте­ствен­но, велась и пси­хо­ло­ги­че­ская война. Она вклю­ча­ла в себя атаку на мыш­ле­ние ин­тел­лек­ту­а­лов, пи­са­те­лей, пуб­ли­ци­стов, ученых, не в по­след­нюю оче­редь эко­но­ми­стов. Вну­ша­лось при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Ваша эко­но­ми­ка ни на что не го­дит­ся, уни­чтожь­те ее, де­лай­те как мы». И уни­что­жи­ли. Сейчас сидят на об­лом­ках страны и до сих пор ничего понять не могут. В дей­стви­тель­но­сти же се­рьез­ные за­пад­ные ис­сле­до­ва­те­ли, сво­бод­ные от идео­ло­ги­че­ских пред­рас­суд­ков, всегда ис­клю­чи­тель­но высоко оце­ни­ва­ли и оце­ни­ва­ют до­сти­же­ния со­вет­ской эко­но­ми­че­ской си­сте­мы.
Так, ан­глий­ский журнал «Эко­но­мист» пишет: «Во­пре­ки широко рас­про­стра­нен­ным за­яв­ле­ни­ям, ис­то­ри­че­ское раз­ви­тие со­вет­ской эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся одним из ве­ли­чай­ших успе­хов, до­стиг­ну­тых в два­дца­том сто­ле­тии. СССР ока­зал­ся одной из двух стран мира, стре­ми­тель­но про­рвав­ших­ся в группу раз­ви­тых в про­мыш­лен­ном от­но­ше­нии: вторая страна — Япония. Среди круп­ней­ших стран мира только Япония пре­вы­си­ла уро­вень дохода ВВП на душу на­се­ле­ния СССР. Это поз­во­ли­ло Со­вет­ско­му Союзу лик­ви­ди­ро­вать край­нюю нищету, обес­пе­чить со­зда­ние служб со­ци­аль­но­го стра­хо­ва­ния, со­здать одну из самых все­объ­ем­лю­щих систем со­ци­аль­но­го обес­пе­че­ния в мире, до­стичь одного из вы­со­ких уров­ней об­ра­зо­ва­ния и здра­во­охра­не­ния, со­здать мощ­ней­ший во­ен­ный по­тен­ци­ал, срав­ни­мый с по­тен­ци­а­лом США. Помимо обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти со­вет­ская тех­но­ло­гия до­ка­за­ла свои спо­соб­но­сти про­явить себя на самом вы­со­ком меж­ду­на­род­ном уровне. И все это — несмот­ря на бло­ка­ду в тех­но­ло­ги­че­ской об­ла­сти со сто­ро­ны за­пад­ных стран, от чего Япония, кстати, не стра­да­ла. В этих усло­ви­ях раз­ви­тие СССР яв­ля­ет­ся одним из круп­ней­ших эко­но­ми­че­ских до­сти­же­ний в ми­ро­вой ис­то­рии».

Об­ра­тим вни­ма­ние, однако, на сле­ду­ю­щий по­ра­зи­тель­ный факт: СССР до­бил­ся вы­да­ю­щих­ся эко­но­ми­че­ских успе­хов, по всем па­ра­мет­рам усту­пая Западу. Запад (его сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как единое эко­но­ми­че­ское целое) по­треб­ля­ет две трети до­бы­ва­е­мых в мире ре­сур­сов. СССР всегда мог рас­счи­ты­вать только на свои ре­сур­сы. На Западе ра­бо­та­ют сотни мил­ли­о­нов ра­бо­чих рук и сотни мил­ли­о­нов ра­бо­чих рук ра­бо­та­ют на него во всем мире. В СССР было всего несколь­ко де­сят­ков мил­ли­о­нов ра­бо­чих рук. А со­во­куп­ный про­мыш­лен­ный по­тен­ци­ал Запада пре­вы­шал со­вет­ский не в сотни, а в тысячи раз. Тем не менее СССР сумел до­бить­ся фе­но­ме­наль­ных эко­но­ми­че­ских успе­хов и стать второй сверх­дер­жа­вой мира, хотя тео­ре­ти­че­ски у него для этого не было ни сил, ни воз­мож­но­стей. Как ему это уда­лось? Бла­го­да­ря той па­ра­док­саль­ной (с точки зрения за­пад­ных эко­но­ми­стов) струк­ту­ре эко­но­ми­ки и со­от­вет­ству­ю­щей ей па­ра­док­саль­ной фи­нан­со­вой си­сте­ме. На пре­иму­ще­ства по­след­них мы ука­за­ли выше.

Марк­сист­ская идео­ло­гия за­пу­та­ла всех

«Стран­но­сти» новой эко­но­ми­че­ской и со­от­вет­ству­ю­щей ей фи­нан­со­вой си­сте­мы ста­ви­ли в тупик еще ос­но­ва­те­лей со­вет­ско­го го­су­дар­ства и эко­но­ми­стов 20-х — 30-х годов. Они по­ни­ма­ли, что строят какую-то небы­ва­лую в ис­то­рии эко­но­ми­че­скую си­сте­му, по­доб­ной ко­то­рой еще не было. На то, чтобы осмыс­лить ее, они по­тра­ти­ли немало усилий. Про­бле­ма за­клю­ча­лась в том, что в ка­че­стве офи­ци­аль­ной идео­ло­гии в СССР был принят марк­сизм. Но ведь и сам Маркс в эко­но­ми­че­ской части своего учения ис­хо­дил из реалий за­пад­ной эко­но­ми­ки, причем XIX века. Маркс считал такую эко­но­ми­ку един­ствен­но воз­мож­ной, ко­то­рая должна быть со­зда­на во всем мире. Пре­об­ра­зо­ва­ние мира он видел в пути из­ме­не­ния от­но­ше­ний соб­ствен­но­сти, но именно в рамках эко­но­ми­ки за­пад­но­го типа.
Таким об­ра­зом, выстра­и­вая эко­но­ми­ку, не име­ю­щую ничего общего с за­пад­ной, ком­му­ни­сты всту­па­ли в нераз­ре­ши­мое про­ти­во­ре­чие с самим Марк­сом! Такого, ра­зу­ме­ет­ся, нельзя было до­пу­стить. По­это­му весь период су­ще­ство­ва­ния СССР со­вет­ские эко­но­ми­сты пы­та­лись увя­зать со­вет­скую прак­ти­ку с марк­сиз­мом. По­лу­ча­лось это плохо. Точнее, не по­лу­ча­лось вообще. На­сколь­ко трудно это было сде­лать, можно судить уже по тому, что первый учеб­ник полит­экономии уда­лось под­го­то­вить после трид­ца­ти лет дис­кус­сий, только в 1954 году, уже после смерти Ста­ли­на! Ака­де­мик К. Ост­ро­ви­тя­нов писал в 1958 году: «Трудно на­звать другую эко­но­ми­че­скую про­бле­му, ко­то­рая вы­зы­ва­ла бы столь­ко раз­но­гла­сий и раз­лич­ных точек зрения, как про­бле­ма то­вар­но­го про­из­вод­ства и дей­ствия за­ко­нов сто­и­мо­сти при со­ци­а­лиз­ме». При этом то, что со­вет­ская эко­но­ми­че­ская си­сте­ма все дальше уходит от марк­сиз­ма, по­ни­мал и сам И. В. Сталин. Он го­во­рил спо­движ­ни­кам: «Если на все во­про­сы будете искать ответы у Маркса, то про­па­де­те. Надо самим ра­бо­тать го­ло­вой».
Из­вест­ный ис­сле­до­ва­тель Сергей Кара-Мурза пишет: «Сталин, видимо, ин­ту­и­тив­но чув­ство­вал неадек­ват­ность тру­до­вой теории сто­и­мо­сти тому, что ре­аль­но про­ис­хо­ди­ло в хо­зяй­стве СССР. Он со­про­тив­лял­ся жест­ко­му на­ло­же­нию этой теории на ре­аль­ность, но со­про­тив­лял­ся неявно и нере­ши­тель­но, не имея для самого себя окон­ча­тель­но­го ответа». Про­бле­ма в том, что задача по­стро­е­ния новой эко­но­ми­ки ре­ша­лась как сумма сию­ми­нут­ных от­ве­тов на те­ку­щие во­про­сы. Тео­ре­ти­че­ско­го обос­но­ва­ния най­ден­ное ре­ше­ние не имело ни тогда, ни впо­след­ствии. Обос­но­ва­ние было по пре­иму­ще­ству идео­ло­ги­че­ским. Идео­ло­ги­че­ское дав­ле­ние за­пу­та­ло всех, эко­но­ми­стов в том числе. В ре­зуль­та­те со­вет­ская эко­но­ми­че­ская наука ка­та­стро­фи­че­ски от­ста­ла от со­вет­ской же ре­аль­но­сти. Сейчас нам при­хо­дит­ся по­жи­нать плоды этого от­ста­ва­ния. Тем не менее хотя тео­ре­ти­че­ские воз­зре­ния в СССР были уста­рев­ши­ми, прак­ти­ка все же дала вполне ре­аль­ные плоды. И именно это нам сле­ду­ет иметь в виду в первую оче­редь.

Из­ме­нить фи­нан­со­вую си­сте­му

Ра­зу­ме­ет­ся, нет ни воз­мож­но­стей, ни необ­хо­ди­мо­сти пол­но­стью ко­пи­ро­вать те методы управ­ле­ния эко­но­ми­че­ской си­сте­мой, ко­то­рые су­ще­ство­ва­ли в СССР. Все-таки они были со­зда­ны в кон­крет­ных ис­то­ри­че­ских усло­ви­ях как ответ на про­бле­мы, су­ще­ство­вав­шие тогда. Сейчас вре­ме­на совсем другие. Но мы вполне можем взять из со­вет­ско­го опыта то, что со­хра­ня­ет свою цен­ность и се­год­ня. А то, что уста­ре­ло или стало ненуж­ным, просто от­бро­сить. Одна из глав­ных про­блем нашей эко­но­ми­ки — общая нехват­ка денег в ней. Нехват­ка эта такова, что ста­но­вит­ся невоз­мож­ным даже просто со­хра­нять эко­но­ми­че­скую си­сте­му в дее­спо­соб­ном со­сто­я­нии. Она просто раз­ва­ли­ва­ет­ся фи­зи­че­ски. Раз­ва­ли­ва­ют­ся все без ис­клю­че­ния си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния го­су­дар­ства. Это грозит полным кру­ше­ни­ем эко­но­ми­ки. Но власти не могут найти ре­ше­ние этой про­бле­мы, по­сколь­ку не по­ни­ма­ют, что про­ис­хо­дит в эко­но­ми­ке.
Ре­аль­но мы имеем в своем рас­по­ря­же­нии эко­но­ми­че­скую си­сте­му, по своим струк­тур­ным ха­рак­те­ри­сти­кам не име­ю­щей ничего общего с ха­рак­те­ри­сти­ка­ми эко­но­мик других стран. Глав­ная ее осо­бен­ность — от­но­си­тель­ная нераз­ви­тость по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. По­тре­би­тель­ской про­дук­ции здесь про­из­во­дит­ся срав­ни­тель­но немно­го. Зато име­ет­ся боль­шой объем про­из­вод­ствен­ных и жилых по­ме­ще­ний, зна­чи­тель­ная ин­фра­струк­ту­ра, мощные си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния и многое другое, без чего го­су­дар­ство су­ще­ство­вать не может.
Как из­вест­но, глав­ное тре­бо­ва­ние к ста­биль­ной работе эко­но­ми­ки — со­зда­ние рав­но­ве­сия между то­вар­ной и де­неж­ной массой. Однако к эко­но­ми­ке, струк­ту­ри­ро­ван­ной «по-со­вет­ски», это не от­но­сит­ся. Здесь по­тре­би­тель­ский сектор эко­но­ми­ки непро­пор­ци­о­наль­но мал, а все осталь­ные сек­то­ра непро­пор­ци­о­наль­но велики. Когда в такой эко­но­ми­че­ской си­сте­ме де­неж­ная масса входит в рав­но­ве­сие с то­вар­ной массой, она сжи­ма­ет­ся до такой ве­ли­чи­ны, при ко­то­рой су­ще­ство­ва­ние си­сте­мы ста­но­вит­ся невоз­мож­ным. Эта про­бле­ма воз­ник­ла в 30-е годы. Ре­ше­ние же было най­де­но в том, чтобы каналы де­неж­но­го об­ра­ще­ния были жестко раз­де­ле­ны на об­слу­жи­ва­ю­щий по­тре­би­тель­ский сектор и другие. И разные каналы об­ра­ще­ния не должны пе­ре­се­кать­ся между собой. Именно такую си­сте­му нам сле­ду­ет вос­ста­но­вить, как един­ствен­но со­от­вет­ству­ю­щую струк­ту­ре нашей эко­но­ми­ки.
Итак, одна из самых глав­ных про­блем, сто­я­щих перед всеми стра­на­ми СНГ — ка­та­стро­фи­че­ская нехват­ка денег в эко­но­ми­ке. Денег не хва­та­ет даже для про­сто­го вос­про­из­вод­ства ос­нов­ных фондов. Ввиду от­сут­ствия средств на­чи­на­ют то­таль­но ру­шить­ся все си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния го­су­дар­ства. У этой про­бле­мы есть свои при­чи­ны. Есть и спо­со­бы ее ре­ше­ния. Однако, по непо­нят­ным при­чи­нам среди наших эко­но­ми­стов утвер­ди­лось мнение, что в мире воз­мож­на только одна эко­но­ми­че­ская си­сте­ма — за­пад­ная, со­от­вет­ствен­но, только одна фи­нан­со­вая си­сте­ма. А чтобы по­лу­чить такую эко­но­ми­че­скую си­сте­му, до­ста­точ­но из­ме­нить форму соб­ствен­но­сти. Это убеж­де­ние гра­ни­чит с ши­зо­фре­ни­ей.
Ведь хорошо из­вест­но, что такая эко­но­ми­ка, как на Западе, только на Западе и су­ще­ству­ет. И больше нигде. В мире нет и уже не будет другой такой эко­но­ми­ки. И даже пы­тать­ся по­стро­ить некое ее по­до­бие бес­по­лез­но. Все равно не по­лу­чит­ся. За­пад­ная эко­но­ми­ка по­треб­ля­ет две трети всех до­бы­ва­е­мых в мире ре­сур­сов, а на обес­пе­че­ние ее по­треб­но­стей гнет спину почти пол­ми­ра. Кому еще под силу так ор­га­ни­зо­вать эко­но­ми­ку пла­не­ты? При­спо­соб­ле­ние всей пла­не­ты, стран и на­ро­дов для обес­пе­че­ния своих нужд — усло­вие его су­ще­ство­ва­ния. Гло­баль­ная по­ли­ти­ка Запада по необ­хо­ди­мо­сти на­це­ле­на на то, чтобы со­хра­нять такое по­ло­же­ние вещей неогра­ни­чен­но долгое время. То есть со­хра­нять такую си­ту­а­цию, когда весь земной шар — его сы­рье­вая база, а неза­пад­ные страны — его тру­до­вые ре­сур­сы и рынок сбыта.
Сказка про некую «ры­ноч­ную эко­но­ми­ку», со­зда­ю­щую вы­со­кий уро­вень жизни, рас­счи­та­на на про­ста­ков и невежд. На самом деле вы­со­кий уро­вень жизни на Западе со­зда­ет не ры­ноч­ная эко­но­ми­ка как та­ко­вая, а воз­мож­ность экс­плу­а­ти­ро­вать всю пла­не­ту. Ко­неч­но, есть и неза­пад­ные страны, до­бив­ши­е­ся эко­но­ми­че­ских успе­хов. Но эти страны сумели вы­ра­бо­тать свою, адек­ват­ную на­ци­о­наль­ным усло­ви­ям эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку. Западу под­ра­жать они даже не пы­та­лись. При­ме­ром тут могут слу­жить Китай, Вьет­нам и неко­то­рые другие го­су­дар­ства. Зато взгля­ни­те, в каком чу­до­вищ­ном упадке на­хо­дят­ся страны СНГ. Вывод из ска­зан­но­го прост — нам сле­ду­ет раз­ра­ба­ты­вать методы управ­ле­ния эко­но­ми­кой, от­ве­ча­ю­щие именно нашим кон­крет­ным усло­ви­ям.

Ре­фор­ма Ли­бер­ма­на

Для чи­та­те­лей, да­ле­ких от эко­но­ми­че­ских про­блем, по­доб­ное утвер­жде­ние может по­ка­зать­ся даже стран­ным. Однако на самом деле ничего необыч­но­го в нем нет: в кругах спе­ци­а­ли­стов эти во­про­сы дис­ку­ти­ро­ва­лись в те­че­ние многих де­ся­ти­ле­тий. Дело в том, что со­вет­ская эко­но­ми­че­ская си­сте­ма су­ще­ство­ва­ла слиш­ком недол­гий срок и в слиш­ком тя­же­лых ис­то­ри­че­ских усло­ви­ях. В ре­зуль­та­те тео­ре­ти­че­ски она толком не была осмыс­ле­на даже в со­вет­ский период. А «ре­фор­ма­то­ры» ничего в ней и не пы­та­лись понять, они дей­ство­ва­ли по прин­ци­пу «ломать — не стро­ить». В ре­зуль­та­те сейчас мы имеем дело с эко­но­ми­кой, в прин­ци­пах работы ко­то­рой сами ничего толком не по­ни­ма­ем. Наша эко­но­ми­че­ская наука от­ста­ла от нашей же ре­аль­но­сти. Это ненор­маль­ное по­ло­же­ние давно сле­ду­ет ис­пра­вить.
Впро­чем, се­рьез­ные на­ра­бот­ки в об­ла­сти ис­сле­до­ва­ния фи­нан­со­вой си­сте­мы со­вет­ско­го типа име­ют­ся. Их надо тща­тель­но про­ана­ли­зи­ро­вать. Впер­вые прин­ци­пы работы нашей фи­нан­со­вой си­сте­мы стали широко дис­ку­ти­ро­вать­ся в се­ре­дине 60-х годов, во время об­суж­де­ния эко­но­ми­че­ской ре­фор­мы 1965 года, так на­зы­ва­е­мой «ко­сы­гин­ской ре­фор­мы». Об­суж­де­ние на­ча­лось в 1962 году со статьи в «Правде» харь­ков­ско­го про­фес­со­ра Евсея Ли­бер­ма­на. Эко­но­ми­сты резко раз­де­ли­лись на сто­рон­ни­ков и про­тив­ни­ков ре­фор­мы. На стра­ни­цах эко­но­ми­че­ской прессы шла на­сто­я­щая война. Об­суж­де­ние зашло в тупик. В конце концов Алек­сей Ко­сы­гин, поль­зу­ясь своей вла­стью пред­сов­ми­на, просто ввел ее во­ле­вым по­ряд­ком. При всем ува­же­нии к Алек­сею Ни­ко­ла­е­ви­чу должны при­знать, что ре­ше­ние это было оши­боч­ным.
Что же пред­ла­га­ла «ко­сы­гин­ская ре­фор­ма» (на Западе ее на­зы­ва­ют «ре­фор­ма Ли­бер­ма­на»)? Видный рос­сий­ский эко­но­мист В. М. Якушев так ха­рак­те­ри­зу­ет ее: «Пред­по­ла­га­лось, что если пред­при­я­тия смогут пе­ре­во­дить часть при­бы­ли в свои фонды по­ощ­ре­ния, то это решит про­бле­му сти­му­ли­ро­ва­ния труда, обес­пе­чит сни­же­ние из­дер­жек про­из­вод­ства и за­ин­те­ре­су­ет кол­лек­ти­вы в на­пря­жен­ных планах. Но слу­чи­лось иное». А что же «иное» про­изо­шло? Ко­рот­ко говоря, ре­фор­ма 1965 года прежде всего стала рас­ша­ты­вать именно фи­нан­со­вую си­сте­му страны, а за ней и всю эко­но­ми­ку. Барьер между на­лич­ны­ми и без­на­лич­ны­ми (счет­ны­ми еди­ни­ца­ми) день­га­ми, ко­то­рый раньше жестко со­хра­нял­ся, стал осла­бе­вать, т. е. то, что слу­жи­ло ис­клю­чи­тель­но целям учета, начало пре­вра­щать­ся в сред­ство об­ра­ще­ния! Нега­тив­ные по­след­ствия не за­ста­ви­ли себя долго ждать. На руках у на­се­ле­ния и на счетах пред­при­я­тий стала на­кап­ли­вать­ся необес­пе­чен­ная де­неж­ная масса. Хо­зяй­ствен­ные еди­ни­цы ока­за­лись за­ин­те­ре­со­ва­ны не в уве­ли­че­нии вы­пус­ка про­дук­ции, а в на­ра­щи­ва­нии при­бы­ли, начала на­рас­тать дез­ор­га­ни­за­ция хо­зяй­ствен­но­го ме­ха­низ­ма и т. д. В ре­зуль­та­те к началу 80-х годов страна по­до­шла к эко­но­ми­че­ско­му кри­зи­су.

Рост та­ри­фов — не выход

Именно «ко­сы­гин­ская ре­фор­ма» вверг­ла СССР в то, что впо­след­ствии было на­зва­но «за­сто­ем». «Многие ученые уже тогда пре­ду­пре­жда­ли о нега­тив­ных по­след­стви­ях такого ре­ше­ния. Но их пре­ду­пре­жде­ни­я­ми пре­не­брег­ли» (Якушев). Когда же на­ча­лась «пе­ре­строй­ка», то «ре­фор­ма­то­ры», вместо того чтобы вос­ста­но­вить нор­маль­ную для данной эко­но­ми­че­ской струк­ту­ры фи­нан­со­вую си­сте­му, на­о­бо­рот, убрали по­след­ние ба­рье­ры между на­лич­ной и без­на­лич­ной де­неж­ны­ми мас­са­ми. Это при­ве­ло к ка­та­стро­фе. Именно по­это­му «ре­фор­мы» 90-х се­рьез­ные ис­сле­до­ва­те­ли сразу окре­сти­ли «ухуд­шен­ным ва­ри­ан­том ре­фор­мы 65-го года». Стра­те­ги­че­ская ошибка в эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке была со­вер­ше­на еще в 1965 году. В 90-е годы «ре­фор­ма­то­ры» только ухуд­ши­ли по­ло­же­ние. Если эко­но­ми­ка еще не пол­но­стью раз­ва­ли­лась, то только потому, что какие-то оскол­ки преж­ней фи­нан­со­вой си­сте­мы со­хра­ни­лись — бюд­жет­ная сфера, от­дель­ные го­су­дар­ствен­ные про­грам­мы и другое. Кроме того, начали дей­ство­вать неко­то­рые сек­то­ра эко­но­ми­ки, спо­соб­ные функ­ци­о­ни­ро­вать на основе са­мо­оку­па­е­мо­сти, вы­рос­ла са­мо­за­ня­тость, по­яви­лась «чел­ноч­ная» тор­гов­ля и т. д. Но долго такая си­ту­а­ция со­хра­нять­ся не может. Если не из­ме­нить эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку — распад си­сте­мы не оста­но­вить.
Что из всего этого сле­ду­ет? Эко­но­ми­ка быв­ше­го СССР просто не может ра­бо­тать на основе фи­нан­со­вой си­сте­мы за­пад­но­го типа. Там в общем случае ко­ли­че­ство денег в эко­но­ми­че­ском обо­ро­те должно со­от­вет­ство­вать массе ре­а­ли­зо­ван­ных то­ва­ров (ко­ли­че­ствен­ная теория денег). Проще говоря, эко­но­ми­ка там фи­нан­си­ру­ет­ся из по­тре­би­тель­ско­го сек­то­ра. В силу струк­тур­ных осо­бен­но­стей, эко­но­ми­ка со­вет­ско­го типа не может со­здать необ­хо­ди­мое ко­ли­че­ство то­вар­ной массы. Сле­до­ва­тель­но, необ­хо­ди­мо при­ве­сти фи­нан­со­вую си­сте­му страны в со­от­вет­ствие со струк­тур­ны­ми ха­рак­те­ри­сти­ка­ми нашей эко­но­ми­че­ской си­сте­мы. Иначе говоря, должны быть со­зда­ны два фи­нан­со­вых сек­то­ра. Один об­слу­жи­ва­ет по­треб­но­сти на­се­ле­ния, другой — эко­но­ми­че­скую си­сте­му как целое. Сфера дей­ствия этих сек­то­ров не должна пе­ре­се­кать­ся. Точно к таким же вы­во­дам сейчас пришли эко­но­ми­сты во всем СНГ. Так, из­вест­ный рос­сий­ский ис­сле­до­ва­тель Сергей Кара-Мурза пишет: «В СССР была фи­нан­со­вая си­сте­ма из двух кон­ту­ров. В про­из­вод­стве были без­на­лич­ные деньги. На по­тре­би­тель­ском рынке — нор­маль­ные деньги. Их масса ре­гу­ли­ро­ва­лась в со­от­вет­ствии с массой то­ва­ров. Это поз­во­ля­ло под­дер­жи­вать низкие цены и не до­пус­кать ин­фля­ции. Такая си­сте­ма могла дей­ство­вать лишь при за­пре­те пе­ре­во­да без­на­лич­ных денег в на­лич­ные». Необ­хо­ди­мость ре­ор­га­ни­за­ции фи­нан­со­вой си­сте­мы сейчас по­нят­на любому се­рьез­но­му ис­сле­до­ва­те­лю.
В СССР был раз­ра­бо­тан метод со­зда­ния эко­но­ми­ки, раз­ви­той больше, чем поз­во­ля­ет пла­те­же­спо­соб­ный спрос на­се­ле­ния. Этот ценный опыт от­кры­ва­ет перед эко­но­ми­кой не только СНГ, но и других стран новые пер­спек­ти­вы и еще ждет своего изу­че­ния и осмыс­ле­ния.
Вопрос о фи­нан­со­вой си­сте­ме — один из самых слож­ных даже для спе­ци­а­ли­стов. Тем более трудно по­нят­ным языком из­ло­жить его для ши­ро­кой пуб­ли­ки, от про­блем эко­но­ми­ки весьма да­ле­кой. Тем не менее мы се­год­ня по­ста­ра­ем­ся в общих чертах объ­яс­нить, почему раз­ва­ли­лась фи­нан­со­вая си­сте­ма Ка­зах­ста­на и других стран СНГ. Необ­хо­ди­мость этого дик­ту­ет­ся особой важ­но­стью данной про­бле­мы для всех. Также мы по­пы­та­ем­ся объ­яс­нить, что нам, соб­ствен­но, нужно делать, чтобы воз­ро­дить эко­но­ми­ку.
Чтобы из­бе­жать из­лиш­ней де­та­ли­за­ции, наши по­яс­не­ния будут де­лать­ся на при­ме­ре эко­но­ми­ки СССР. Дело в том, что вся эко­но­ми­ка Со­вет­ско­го Союза стро­и­лась при­мер­но по одной схеме. За­ко­но­мер­но­сти, при­су­щие еди­но­му со­вет­ско­му ком­плек­су, верны и для от­дель­ных его частей. По­это­му то, что было верно для СССР, легко экс­тра­по­ли­ро­вать и на его со­став­ля­ю­щие. Опре­де­лен­ные раз­ли­чия, ко­неч­но, есть, но прин­ци­пи­аль­но они ничего не меняют. Все, что мы по­ка­жем на при­ме­ре быв­ше­го Союза, верно и для каждой из стран СНГ.
Как это будет дей­ство­вать на прак­ти­ке? Про­стой пример. Сейчас всем из­вест­но, что энер­ге­ти­ка у нас на­хо­дит­ся в кри­ти­че­ском со­сто­я­нии и грозит рух­нуть в бли­жай­шие два года. Власти пы­та­ют­ся спасти по­ло­же­ние, бес­ко­неч­но взду­вая тарифы. Но вы­ру­чен­ных денег все равно ни на что не хва­та­ет. На самом деле наше на­се­ле­ние ни­ко­гда не сможет фи­нан­си­ро­вать оте­че­ствен­ную энер­ге­ти­ку — денег у него слиш­ком мало. По­это­му тарифы нужно не по­вы­шать, а сни­жать. А фи­нан­си­ро­ва­ние энер­ге­ти­че­ской от­рас­ли должно взять на себя го­су­дар­ство по спе­ци­аль­ным фи­нан­со­вым ка­на­лам, жестко изо­ли­ро­ван­ным и пред­на­зна­чен­ным только для кон­крет­ных целей. Сред­ства же на­се­ле­ния должны изы­мать­ся ис­клю­чи­тель­но для оплаты труда ра­бот­ни­ков от­рас­ли.
То же ка­са­ет­ся и тепло-, водо-, га­зо­снаб­же­ния, ин­фра­струк­ту­ры и мно­го­го дру­го­го. А взва­ли­вать все рас­хо­ды на плечи на­се­ле­ния бес­смыс­лен­но и бес­по­лез­но — оно все равно их не по­тя­нет. В этом случае мы и эко­но­ми­ку не спасем, и на­се­ле­ние ра­зо­рим. Ра­зу­ме­ет­ся, в ре­аль­но­сти все об­сто­ит го­раз­до слож­нее, чем это можно из­ло­жить в га­зет­ной пуб­ли­ка­ции. Но мы на­де­ем­ся, что нам уда­лось хотя бы в общих чертах дать чи­та­те­лям пред­став­ле­ние о том, на каких прин­ци­пах должна функ­ци­о­ни­ро­вать наша фи­нан­со­вая си­сте­ма.

Автор: Курман Ах­ме­тов, ис­точ­ник: ка­зах­стан­ская газета «Сво­бо­да Слова» № 1 (145), № 2 (146) и № 3 (147) — январь 2008 года.

Поделиться
Отправить
 7   25 дн   СССР   экономика
Популярное